Ваша проза

    ЭКСТРЕМАЛЬНОЕ  ШОУ

    Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
     

    Рассказ

     

    Экстремальное шоу всегда популярно, и поэтому вокруг нас было не меньше десятка различных съемочных групп. Шоу "Золото Для Героя" было давно объявлено вне закона и проводилось нелегально, а потому я не видел на груди у сомнительных "телевизионщиков" ни одной аккредитационной карточки. А заработать на нас хотелось всем. И заработать не просто денег, а много денег (в свободно конвертируемой валюте). Вот стервятники! А, в общем-то, мне было на них наплевать. Пусть суетятся! В конце концов, у каждого свой бизнес.

     

    Нас (тех, кому предстояло участвовать в шоу), было двадцать два человека, но двоих после драки, завязавшейся во время нашего путешествия, вынесли из автобуса полуживыми. А ведь игра ещё не началась! Да и вообще, можно ли считать игрой то, в чём нет никаких правил? Сомневаюсь. Но, вообще-то, если хорошо подумать, то одно правило всё же было – победить. Победить любой ценой. И даже если ты кого-нибудь покалечишь или отправишь на тот свет, не важно. Шоу спишет всё. Во всяком случае, нам так сказали. И мы приняли это, как должное. 

    Нам раздали порядковые номера и униформу: тяжёлые кованые ботинки и камуфлированные штаны армейского покроя с брезентовым поясным ремнём. Мы переоделись прямо возле автобуса и нацепили на спину номера. Мне достался номер тринадцать! Я не был суеверным, но какое-то неприятное ощущение я всё же испытал. 

    Мы (участники шоу) впервые увидели друг друга только сегодня утром, на базе. Нас сразу же посадили в автобус и отправили сюда. Всё происходило очень быстро. Нас всё время торопили. Но сейчас, перед стартом, суета немного улеглась, и у меня появилось время основательно рассмотреть каждого игрока и оценить их и свои шансы на победу. Ничего особенного я не увидел. В основном обычные авантюристы-неудачники, которых в подобных предприятиях всегда хватает. И если правильно выстроить тактику ведения игры, то для меня они будут вне конкуренции. Хотя пара игроков вполне могли  доставить мне некоторые проблемы. 

    Один из них, под вторым номером, был рослый здоровяк. Его атлетическая фигура выгодно выделялась на фоне остальных участников шоу. В общем-то, если не брать в расчёт его отличные физические данные, то его можно было бы не опасаться. Избытком интеллекта он явно не страдал. Он, нагло ухмыляясь, с чувством собственного превосходства смотрел на остальных игроков. Что ж, посмотрим, чего он стоит на деле. А ухмыляться к концу игры он точно не будет. В этом я был уверен. 

    Второму, как я полагал, проблемному для меня игроку достался номер семнадцать. Это был худой низкорослый очкарик, на первый взгляд не отягощённый здоровьем. Он скромно стоял, поджав тонкие волевые губы. Его интеллигентный вид мог, конечно, ввести в заблуждение кого угодно, но только не меня. Его холодные, как у рыбы, глаза с красным отливом были до крайности неприятны. Их зловещий взгляд, казалось, предрекал, всем и каждому, грядущий ещё на этой неделе Конец Света. От очкарика прямо веяло могильным холодом и смрадом. И где ОНИ его только откопали? Наверное, палачи Святой Инквизиции не были такими отморозками, как он. А что он был отмороженный, я понял сразу. И ещё я понял, что он, стопроцентно, уже бывал в подобных переделках, и опыта ему не занимать. В жизни от таких людей лучше держаться подальше, а уж если судьба и свела нас вместе, то надо быть начеку. Иначе…

    Больше среди участников шоу конкурентов для себя я не видел, но сбрасывать их со счетов всё же не стоило. Сюрприз может преподнести любой из них. 

    Я перевёл свой взгляд с игроков на вершину горы, у подножья которой мы стояли. Где-то там, на её вершине (тысяча семьсот метров над уровнем моря), находится деревянный ящик с пятью килограммами золота (в слитках) – призом победителю. Золото показали нам ещё утром, на базе, и даже дали потрогать руками. И ОНИ своего добились! Страсти сразу накалились до предела, и драка предстояла очень серьёзная. Жалеть никто никого не станет. 

    Наконец, подготовительная суета закончилась. Съёмочные группы, заняв свои места, замерли в предвкушении захватывающего зрелища. Над нами застрекотал вынырнувший из-за горы вертолёт. Из него высунулся оператор и направил на нас, как ствол пулемёта, объектив своей огромной телекамеры. Нас, по номерам, полукругом рассредоточили у южного склона горы. С севера гора поднималась отвесной стеной, и без альпинистского снаряжения там делать нечего. Зависнувший над нашими головами вертолёт назойливо стрекотал в самые уши, и сухой пистолетный выстрел, дававший нам старт, не произвёл должного впечатления<br>

    Экстремальное шоу "Золото Для Героя" началось! 

    Я изо всех сил рванулся вперёд, решив сразу на старте опередить соперников. Ведь если я буду выше остальных игроков, то мне будет легче отбиваться от тех, кто решит вывести меня из игры. Очкастый интеллектуал, находящийся ближе к правому флангу, видимо, думал так же. Я, быстро карабкаясь по крутому склону горы, краем глаза видел, как он сразу же после старта вырвался вперёд, оставив немного позади ближайших к нему игроков. Значит, вычислил я его правильно. Он был не дурак. 

    Здоровяк под вторым номером, в отличие от меня и семнадцатого, не спешил. Он, не торопясь, шёл позади всех, и, похоже, напрягаться не собирался. Какая неоправданная самоуверенность! А что, если оправданная?! 

    Пот заливал мне глаза, но я всё же старался не выпускать из вида состязающихся претендентов на золото. Я видел, как третий и четвёртые номера решили последовать моему примеру и, увеличив темп, стали выдвигаться вперёд. Делать такой рывок вдвоём с их стороны было ошибкой. Роковой ошибкой! Как только более слабый третий номер выдохся и стал отставать, он схватил четвёртого номера за пояс и дёрнул на себя. Тот каким-то чудом устоял и, развернувшись, сильно ударил третьего ботинком в лицо. Мне показалось, что я услышал звук ломающейся челюсти. На этот раз на ногах не устояли оба. Третий упал и остался лежать на месте, а четвёртый, потеряв равновесие, кубарем покатился вниз по склону. Он прекратил своё неестественное движение только у ног здоровяка. И здоровяк не оставил ему шансов. Он не останавливаясь, на ходу, подхватил так легко попавшее ему в руки тело конкурента, поднял его над головой и с силой бросил на большой камень. Четвёртый номер конвульсивно дёрнулся и обмяк. Он своё отыграл. Инвалидная коляска ему обеспечена. Левый фланг редел на глазах. Первый номер, видя, что происходит рядом, наверное, испугался и, поняв, во что вляпался, свернул влево. Он, опустив голову, петляя между камней, побрёл куда-то в сторону. Я видел, как подёргивались его плечи. По-моему, он плакал. Вскоре его сутулая фигура затерялась среди обилия валунов и скалистых выступов. Больше я его не видел. 

    Второй номер, задержавшийся, добивая попавшую ему в руки жертву, видимо решив, что форы всем остальным он дал больше чем достаточно, прибавил темп. Он, довольно легко карабкаясь по крутому склону, быстро компенсировал отставание. <br>

    Золото! Золото звало и манило его, впрочем, как и всех остальных. Нас поразил микроб Золотой Лихорадки, и противостоять ему мы были не в силах. 

    Страсти накалялись и на правом фланге. Там нет-нет, да и вспыхивали короткие, но жестокие поединки. Не прошло и получаса, а нас осталось меньше десятка. Остальные, кто молча, кто хрипя, кто яростно постанывая, поверженными лежали на склоне. Золото собирало свою кровавую дань! 

    Я перевёл свой взгляд налево. Здоровяк был уже недалеко от меня. Между нами не осталось ни одного игрока. Он их убрал. Сколько же народу он перекалечил?! Расстояние между ним и мной быстро сокращалось. Тратить на него драгоценное время и силы сейчас, мне совсем не хотелось. И я, чтобы избежать нежелательного в данный момент поединка, стал смещаться вправо, где лидировал интеллигентный очкарик. Между нами оставалось три игрока. Они немного приотстали, и мне почему-то подумалось, что они уже не хотят продолжать борьбу, а двигаются вперёд, лишь подчиняясь тупой инерции. Может, они просто боялись очкарика? Он вполне мог нагнать на них ужаса. Я видел, как он убивал рыжего игрока под двадцатым номером. Короткий, резкий удар ногой в район переносицы, и рыжий, не издав ни звука, с раздробленным черепом свалился замертво. Очкарик раздавил его, как таракана. Чувствовалось, что он где-то, когда-то прошёл специальную подготовку. Убивал он легко и профессионально. Я не боялся ни его, ни здоровяка, но раньше времени затевать с ними драку не хотел. 

    Три отставших игрока вышли из игры почти одновременно. Золото им стало не нужно. Первым сошёл с дистанции номер пятнадцать. Он, вдруг, как будто что-то вспомнив, остановился и сел на каменный выступ горы. К нему подошёл другой игрок, а следом ещё один. Они о чём-то поговорили, а затем, как ни в чём ни бывало, вместе спустились с горы и сели в доставивший нас сюда автобус. Я их понимал. Они устали, выдохлись, а может, и просто испугались. Я тоже устал, но вот так, добровольно выходить из игры не собирался. Я хотел победить, я хотел золота, и я его получу! 

    Золото! Золото! Золото! Я шёл к нему, я бежал, я карабкался, я полз на четвереньках. Я ещё никого не покалечил, не убил. Но я знал, что за золото всё равно так или иначе придётся платить. Ну и пусть. Я был готов на всё, лишь бы обладать им. Золото!

    Вертолёт, всё это время висевший над нашими головами, неожиданно взмыл вверх, видимо, оператор решил взять в объектив всю панораму событий. Без неё шоу выглядело бы куцым, неполным, хотя экспрессии в нём было и так предостаточно. 

    Я потерял счёт времени. Шоу, казалось, длилось вечно. В игре остались только здоровяк, очкарик и я. До вершины карабкаться ещё метров сто. Это совсем немного, и три игрока на финишной прямой – это слишком. Наверное, очкарик подумал так же. Он вдруг резко, без колебаний, изменил направление своего движения. Он пошёл ко мне. Я остановился и вытер пот со лба, чтобы не заливал глаза. Остановился и здоровяк. Он исподлобья посмотрел на нас долгим, оценивающим взглядом, наверное, прикидывая в уме, кто из нас сейчас умрёт. Очкарик шёл медленно, очень медленно, готовясь, как пантера к броску. Он не нервничал, и, кажется, особо не напрягался. Он просто хотел меня убить, чтобы я не путался у него под ногами на пути к золоту. Я знал, что драка будет не на жизнь, а на смерть. Дай бог мне удачи! 

    Мне сегодня везло! Здоровяк шёл очень тихо, не издавая ни единого звука. Очкарик так и не услышал его шагов, да он и не успел ничего понять. Второй номер ударил его камнем по голове. Череп хрустнул, и брызнувшая кровь запачкала здоровяка. Проклятый интеллектуал! Больше он никогда никого не убьёт! 

    Золото! Золото! Золото! 

    Золото ждало меня на вершине, и нас разделяла всего какая-то сотня шагов, да атлет под вторым номером. 

    Здоровяк, проломив голову очкарику, сразу как-то сник. Он больше не ухмылялся, и, наверное, больше не хотел убивать. Он заметно устал и был морально подавлен. Наверное, он подумал, что, убив очкарика, произвёл на меня впечатление, и теперь я ему не конкурент. Зря он так подумал! Он, в уверенности, что я больше не тронусь с места, повернулся и, спотыкаясь о камни, не спеша побрёл к вершине. Нет, он был не прав! Это ему, а не мне, надо было выходить из игры. Что ж, он сам виноват – расслабился. 

    Золото! Золото! Золото! Миллионы раз проклятый металл! Где золото, там и кровь. И чем больше золота, тем больше крови. А мы (все те, кто решился на участие в этом диком шоу) его рабы. Золото! Коварное золото! 

    Над головой продолжал стрекотать уже изрядно мне надоевший вертолёт. Я посмотрел на усеянный камнями и телами игроков склон горы и двинулся вслед за здоровяком. Я шёл медленно. Куда спешить?! Здоровяк, наконец-то, вскарабкался на небольшую, овальной формы площадку, венчавшую вершину горы, и устало, с каким-то надсадным стоном, опустился на колени рядом с ящиком, хранившим в себе пять слитков (каждый по килограмму) драгоценного металла. Я медленно, стараясь шагать бесшумно, приближался к нему со спины. Моя рука судорожно сжимала холодный, с острыми краями камень. Золото будет моим! И только моим! Он, услышав мои шаги в последний момент, резко повернул голову и через плечо удивлённо, во все глаза посмотрел на меня. Больше он ничего сделать не успел. Или не захотел? Я нанёс ему сокрушительный удар камнем между лопаток, по позвоночнику. Он, что-то прохрипев, растянулся на земле между мной и ящиком с золотом. Как это символично! Чтобы добраться до золота, мне надо было перешагнуть через огромное тело второго номера. Что-то подсказывало мне, чтобы я этого не делал, а разворачивался и уходил. Нет, убегал! Но, как я мог отступить, когда до золота остался только шаг?! Один шаг! И я его сделал! 

    Я дрожащей рукой прикоснулся к ящику, в котором было золото! Моё золото! Я схватил его обеими руками, поднял над головой и, как сумасшедший, издал похожий на дикий звериный рык, победный вопль. 

    Золото! Золото! Золото! 

    Я аккуратно поставил ящик на землю, нежно провёл по нему открытой ладонью и с восторгом посмотрел вниз. Там происходила какая-то странная суета. Съёмочные группы в спешном порядке грузились в автобусы. Через пять минут площадка у подножья горы уже опустела. Остался только автобус, доставивший нас сюда. Но и он после того, как из него выбросили неподвижные тела трёх игроков, добровольно сошедших с дистанции, покинул место проведения самого экстремального шоу в мире. Висевший над моей головой вертолёт, описав круг вокруг горы, уплыл куда-то на север. Страшная догадка ударила меня прямо в сердце. Я трясущимися от нервного перенапряжения руками, сорвал с ящика крышку и заглянул внутрь. Сердце моё замерло и оборвалось. Чёрт! Там, на его дне лежало пять кирпичей! И кирпичи были совсем не золотые, а самые обычные, старые, грязные, подобранные где-то на обочине дороги. Мои надежды рухнули, как карточный домик. Всё, финиш! Жизнь для меня потеряла всякий смысл. И, как гром среди ясного неба, где-то вдалеке раздался звук милицейской сирены. Он неотвратимо приближался, чтобы предъявить мне счёт. Счёт за всё. ОНИ всё спланировали заранее и подставили меня, потому и торопились убраться отсюда. Стервятники! 

    Я с грустью, можно даже сказать с завистью, посмотрел на распростертое у моих ног тело здоровяка. Он не шевелился, и, казалось, не дышал. Но он был жив. По его щекам медленно текли редкие, аккуратненькие, как бусинки, слезинки. Несчастный! Хотя, если подумать, то ещё неизвестно, кто из нас двоих более несчастен. 

    Какой-то невидимый обруч клещами сдавил мою голову. Мозг прожгла вспышка невыносимой боли, и я, не сдержавшись, застонал. В глазах на секунду потемнело, затем я увидел свет. Яркий свет. В ушах раздался какой-то приглушённый шум, незаметно сменившийся колокольным звоном. Я, как во сне, заглянул в ящик и!..

    О, чудо! Там, на самом его дне лежало золото! Пять килограммовых слитков самого настоящего золота! Моего золота! Я сгрёб его в охапку и крепко прижал к груди. Моё, моё золото! Рядом застонал здоровяк. Я посмотрел на него. Он, оскалив зубы, улыбнулся. Наверное, радовался за меня и хотел золота. Спасибо, конечно, но золота я ему не дам. Золото моё! Моё, моё золото! Моё! Звук милицейской сирены приближался. Они тоже хотят золота?! Моего золота! Не дам! Моё, моё золото! Не дам! Надо убегать, спасать от них моё золото! Спрятать золото подальше! Моё золото, моё! Я встал на ноги и на прощанье взглянул на здоровяка. Он опять, оскалив зубы, улыбнулся и подмигнул мне левым глазом. Я махнул ему рукой, и, ещё крепче прижав золото к груди, шагнул к северному краю площадки. Туда, где она раньше обрывалась в бездонную пропасть, а теперь там было моё будущее. Моё и моего золота-а-а!..

     

    Фёдор Аульский

     

    © 2015 Dobroslov.su. All Rights Reserved.
    Рейтинг@Mail.ru

    Поиск